Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Про Цфат

По дороге из Тверии мы с Олей заехали к нашей учительнице литературы Татьяне Зиновьевне, которая живет в Цфате. Я очень люблю этот живописный городок каббалистов и художников, расположенный в горах  на севере Израиля. Пожалела, что поселилась не здесь, а в Бат-Яме. Пожалуй, переберусь туда через год. Вернее, уже через 11 месяцев. В Цфате и цены на жилье значительно ниже, и дышится легко. А пейзажи такие, что дух захватывает. Внизу виден Кинерет, кажется, что он близко, но по серпантину до него ехать почти час.
Посидели, вспомнили школу. Потом Татьяна Зиновьевна посадила нас на автобус до Тель-Авива. Кроме нас с Олей, все остальные пассажиры были хасиды с кучей детей на каждом сидении. Так что ехали шумно и весело.





Collapse )

Про учебу

Узнала, что на иврите слова "камень", "ветер", "город", "нож", "меч", "стакан", "огонь" - женского рода. А "занавеска", "вилка", "ночь", "память", "стена" - наоборот, мужского.
Но главная засада - это глаголы. У одного глагола бывает 25 форм.

 photo P1160348.jpg
- Я же учила, честное слово, учила!

Про чистописание

Учительница посмотрела на мои каракули и покачала головой. Я глянула в тетрадки у соседей: у них написано аккуратно, а у меня как курица лапой. Хорошо, что не ставят оценок, а то по чистописанию у меня точно была бы двойка. Зато сегодня возле ульпана продавали учебники и словари по ивриту. Я купила книгу своей френдессы Кирули Аскалонской kirulya "Параллельный ульпан" и сразу нашла хороший совет, как выработать курсивное письмо: писать русские слова ивритскими буквами и справа налево.
На переменке ощущение, что ты во Франции: повсюду слышна французская речь. Пыталась говорить с соседкой по парте Лиди по-английски, но успели только обменяться мнениями, что иврит "very difficult"

Переводчик

Перед днем Победы по Первому каналу показали минисериал "Переводчик", режиссер Андрей Прошкин. Сделан добротно,  интрига держит в напряжении,  плюс хорошие актерские работы. Главный герой - учитель химии (как тут не вспомнить незабвенного Уолтера Уайта!), которого немцы припахали работать переводчиком в комендатуре. Немцев играют немецкие актеры, Уолтера Уайта - Виталий Хаев. Химик к тому же поклонник Чарли Чаплина, и создатели сериала постоянно акцентируют на его сходстве с Чаплином,  - он такой же смешной и недотепистый и очень удачно копирует великого комика. Понятно, что химия ему нужна не для того, чтобы варить мет, а для того, чтобы бороться с фашистами. Причем поначалу он ни о чем таком и не помышляет, просто подчиняется силе.  Немцы вначале кажутся добродушными и совсем нестрашными, но это только вначале. А учитель химии вначале кажется робким и не способным ни на какие действия, но это тоже только вначале... Виталий Хаев героев играет редко, но здесь он вполне герой, а финальные сцены просто потрясают. Одно только меня настораживало: парик. Если нет хороших  постижеров, зачем эта театральщина.  Без парика было бы естественней. Вот чулки в резиночку для героинь нашли же, чулкам веришь, а парику нет.


vlcsnap-2014-05-09-16h27m21s204

vlcsnap-2014-05-09-17h04m56s231

У Шуры

Когда я приношу что-нибудь из магазина, Аня спрашивает:
- Ты хоть не у Шуры покупала?
На раёне два русских магазина: один вполне приличный, где работают две продавщицы, похожие на учительниц русского языка и литературы, и еще лавка, которую прозвали "У Шуры", где работает Шура, по голосу мужик, а на вид старая бандерша, бутлегерша и контрабандистка. Вечером, уже после закрытия лавки, к Шуре стекаются местные колдыри. Иной раз такая живописная компашка сидит на скамеечке возле Шуриного злачного места, что появляется ощущение, как будто я и не отъезжала от родной палатки "Юлия" далее, чем на 50 метров. Что влечет на Шурин огонек здешних бухариков, я не поняла. В Израиле вроде бы есть ограничения на продажу алкоголя с 23 до 6 часов (хотя сама не проверяла), но собираются задолго до часа волка. Может, просто нуждаются в собеседниках, но не исключено, что Шура гонит табуретовку. Что-то подсказывает мне, что она может.

Он звал меня с собой


Уменьшить

Нашла этот снимок 1972 года в блоге Шели Шрайман. Она искала нашего однокурсника  Ефима Меремса, который в 1975 году репатриировался в Израиль.  Потом прошел слух, что он утонул, но я, честно говоря,  не поверила.  Больше о нем ничего не слышали. И вот на Шелин пост откликнулись дальние родственники Фимы, живущие в Израиле, написали, что он действительно утонул в Нетании через несколько месяцев после репатриации.
Фима приехал в Свердловск из Кишинева. Помню, что в  суровую уральскую зиму он сильно мерз, и я спросила, зачем он из своей солнечной Молдавии подался в наш холодный край. Фима ответил, что я не представляю размеров антисемитизма в Молдавии, и что у его родителей не хватит денег, чтобы поступить его в кишиневский вуз, а у нас на Урале - полный интернационализм и братство народов. Загадочный человек был Фима Меремс, тонкий, ироничный, но всю глубину его иронии мы, наверно, даже не представляли.  Жил он не в общаге, как все, а снимал комнату. Изящный, несколько рафинированный интеллигент,  хотя родители его были простые работяги, мама работала на конвейере. Однажды на семинаре по истории СССР препод сказал ему: "Меремс,  вы слишком много знаете".  Потом Фима уже старался не обнаруживать свой острый и критический ум,  чтобы не нарываться, а отличное знание английского даже скрывал. Когда мы все, пыхтя, переводили статьи из газеты "Морнинг стар", он мог читать английскую классику в подлиннике. Но тоже делал вид, что пыхтит, переводя Морнинг стар.  Еще Фима был знаменит тем, что придумал  выпускать подпольную стенгазету "Задница" и приложение к ней - детскую газету "Попочка".  Вышел один номер. Удивительно, что никто не  заложил, и как-то все сошло всем с рук.
На втором курсе Фима пригласил меня на одну конспиративную квартиру, где он со товарищи подпольно изучал марксизм, так как тот марксизм, которому нас учили в вузе, их не устраивал, это был неправильный марксизм, испорченный Советами. На столе стояла бутылка водки, но чисто для конспирации, мы же не пить пришли. Хотя и хотелось, честно говоря. Дело пахло диссидентством. Кроме того, мне хватало того марксизма, который надо было конспектировать для семинаров, к тому же драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота, и я правда пела в ансамбле старинной музыки. Ну и не записалась я в диссиденты и на явку к Фиме больше не пошла. Они там тоже вроде бы вскоре поняли тщетность своих усилий по переустройству общества и стали использовать водку по назначению, а не только для конспирации.
А курсе на третьем, дело было  на дне рождения Гилевича, целовались мы с Фимой в ванной, и он сказал: "Я собираюсь уезжать в Израиль, поедем со мной!"  Я ответила, что меня  не отпустят мама с папой.  Фима спросил: "Но ты меня не осуждаешь?" "За что же осуждать? - сказала я. -  Ты смелый, ты можешь, а я трусиха,   поэтому я не поеду".  Дальше  Фиму трижды завалила на экзамене по русской литературе  Шпаковская, хотя  русскую литературу он знал прекрасно, и он ушел в академку, отбыл в свой Кишинев  и уже не вернулся. Уехал в Израиль вроде бы один, без родителей. Не верилось мне, что он утонул:  казалось, не такой человек Фима, чтобы вот так взять и утонуть там, куда он так стремился.  В Нетании, кстати, многие  тонут, потому что море кажется спокойным, а на самом деле там бывает сильное  отливное течение и даже воронки. 
Иногда вдруг покажется: а ведь все могло быть по-другому!  Но нет, это лишь причуды воображения. Не могло быть по-другому, а могло быть только так, как было. Еще Фима писал стихи, и это были настоящие хорошие стихи. У него были очень светлые глаза, серые, почти прозрачные.

(no subject)

Видела вчера в институтской столовой такого красивого парня, что гнутая алюминиевая вилка буквально выпала у меня из рук,  когда он шел мимо с подносом в руках. Не в том вузе этот парень учится, мне кажется, ему бы в артисты... Подумала, что латиноамериканец, красота у него такая дерзкая и сумрачная. Но антропологические предположения оказались неверными. Сел напротив девушки в хиджабе, и заговорили они на своем родном, видимо, арабском,  языке. Девушка тоже была очень красивая, несмотря на хиджаб. И вообще, во Франции вон уже запретили, а мы вечно от Европы отстаем. 

Вера Полозкова и злые тетки

Злые и всезнающие, как змеи,  тетки Татьяна Толстая и Авдотья Смирнова в своей "Школе злословия" вчера учили жить юную   Веру Полозкову.  Пытались  нашлепать по попе умное и прекрасное, но немного расшалившееся дитя. Надеюсь, она их не послушается, потому что Вера Полозкова была бы прекрасна, даже если бы не писала стихов, а просто жила, как ей сейчас живется,  - свободно,  талантливо, звездно, во весь голос и всем на зависть. 

Пощадите наши уши

Сегодня диктор в новостях на канале НТВ сказал, что Ив Роше изобрел "кремА" на натуральной основе... Так и сказал - кремА.  Они скоро разучатся говорить по-русски.  Даже на центральных каналах "не следят за базаром". Чего только не услышишь:  "складЫ", "Я одел пальто" и т.д. Просто преступление против человечности! Еще учитель Мельников в известном фильме ругал коллегу, коверкающую русский язык: "Пощадите наши уши!"  Да уж, лучше  десять раз услышать слово "жопа", чем один раз - слово "кремА".